секреты мастерства

Катя Тюмина: «В гончарном деле нужно долго идти к мастерству»

Интервью с художницей из Санкт-Петербурга


Мне кажется, что художник - достаточно пафосное слово. Плюс, у нас еще много стереотипов, связанных с этим образом. Мне интересно иногда показывать работы тем, кто воспринимает искусство интуитивно. Посмотреть какая будет искренняя реакция на моё творчество в этом случае. Наверное, художник я или нет - решать другим.











Фото: Мария Брусникина

Мы поговорили с Екатериной Тюминой о творческом пути, старинном фаянсе, обучении в «Мухе» и не только.

Катя, давай для начнём с самого простого, и в то же время сложного вопроса. Как появилась идея стать художником?

Я выросла в семье художника, поэтому предметы, которые окружали меня в детстве, повлияли на мой выбор. Понимание этого влияния пришло уже в сознательном возрасте. Когда ты маленький, ты не чувствуешь, что твоя среда обитания отличается от той, в которой растут твои сверстники.

Насколько вообще обучение было творческим? Или это больше техническая программа?

Программы обучения в «Мухе» - советская мощная база, очень крепкая и профессиональная, но ограниченная и строгая. Наши преподаватели, будучи сами очень хорошими художниками, пока мы учились, держали нас в узких рамках. Плюс в советское время ориентиры были на разработку товаров общего пользования, все-таки это декоративно-прикладная кафедра. Но свою дипломную работу я делала уже в мастерской, куда меня позвала коллега.

Сам творческий процесс, когда ты уже овладел каким-то мастерством, и можешь воплотить часть своих идей - это появилось буквально несколько лет назад. И путь этот достаточно долгий. Четыре года я преподавала, проводила мастер-классы по гончарному ремеслу. Но потом захотелось сделать свой творческий проект. К сожалению, у многих студентов первый и последний проект - это дипломная работа. Она во многом ещё ограничивается педагогами. Но нужно признать, что на этом этапе ты фактически мало что умеешь. Тебе не хватает профессионального опыта, который впоследствии нарабатывается. Во всяком случае в гончарном деле нужно очень долго идти к мастерству с технической точки зрения. Я не могу сказать, что я на сто процентов им овладела. Я ещё только начинаю.

Такой долгий путь. Не жалеешь, что выбрала керамику?

Нет, не было сожаления ни минуты.

Как думаешь, в чём главное отличие образования в твоём направлении здесь в России и заграницей?

Насколько я знаю, заграницей нет такого всестороннего обучения, как у нас - живописи, рисунку, материалам. Например, дополнить выставку своей графикой - это прерогатива наших керамистов. В других странах больше ориентированы на эпатаж. Хотя у многих там - потрясающая техника. Во время обучения в западных институтах большая материальная база: глина, гончарные круги, оборудование – всё самое современное, производится там, и всё доступно. У нас это начало появляться только в последние годы.

Кто из художников вдохновляет? Кто для тебя пример?

Пожалуй, вдохновляют керамисты с Востока. Удивительное отношение к предмету. Когда они по полгода реставрируют предметы золотом, например. Предмет живет первую жизнь, проживает вторую. Там это, конечно, связано с религией, с философией. Это завораживает.

Мне хочется, чтобы у зрителя была многослойность восприятия искусства.
А какую роль играют для тебя функциональные предметы? Почему ты продолжаешь делать посуду, хотя у тебя уже много художественных проектов?

Меня какое-то время интересовал старинный фаянс, кузнецовский фарфор, коллекции старинных кувшинов. Мне кажется, что это очень красиво. Я хотела создать что-то подобное. Делала посуду в таком стиле, кувшины для умывания.

Вообще, у меня была мечта, чтобы у людей среднего достатка была возможность окружать себя красивыми предметами. У меня была идея воспитания вкуса у обывателя. Сейчас у меня такой идеи нет, я от неё отказалась (смеётся).

Катя, расскажи, пожалуйста, в какой момент и как появилась серия «Вулкан»?

Я долго смотрела фотографии и другие материалы, связанные с вулканами. На мой взгляд, это очень мощная энергия. Тот уровень воздействия на окружающую среду, которого мы достигли в ХХ веке пугает. Мы уже вмешались во все процессы, в какие только могли. Но когда я думаю о том, что в природе существуют явления и стихии, с которыми человек никогда не сможет справиться, я понимаю, что мы не властелины мира.

Невиданная мощь этого природного явления - это очень красиво. Когда я вижу, как течет лава, как она стекает в воду – это колоссально подпитывает энергетически. Получается, что это попытка пропустить через себя это природное явление, воплотить его в доступном материале.

А «Микробиология»?


Эта серия о микромире, который невидим, он - фантастический. Мне нравится визуализации фракталов, когда картинка бесконечно превращается в саму себя, она бесконечно движется. Я восхищаюсь бесконечным переходом – от большого к маленькому. Это в чем-то об ограниченности обычного человека – для нас весь этот микромир абсолютно невидим. Это об ограниченности восприятия звуков, цвета.

Я не изучаю специально эту сферу, мне достаточно визуальной картинки, чтобы запустить весь творческий процесс. Техническая достоверность не имеет значения. Визуальный ряд запускает процесс генерации идей, творчества. Это может в принципе ни во что и не вылиться. А может привести к новому творческому проекту.


ПОДЕЛИТЬСЯ: