Интервью с художником

«Фарфор впечатлил меня сразу»

Кира Костина о магии фарфора, пеших прогулках и поисках новых форм
Как ты стала художницей?

Я всегда была девочкой с фантазией. Не особо рисовала, в школе как-то попробовала, но мне сказали, это все не то и не стоит заниматься. Потом уже во взрослом возрасте я начала вышивать. На протяжении десяти лет это было моей страстью, где раскрылся мой творческий взгляд, как я считаю. Да, ты вышиваешь по определенному рисунку, но всегда есть выбор сюжета и цветового сочетания. Уверена, что это мне очень многое дало. С фарфором все получилось, можно сказать, неожиданно. Я просто влюбилась в этот материал. Я не имела никакого представления, как с ним работать, я никогда не лепила. Однажды пришла в школу фарфора купить фигурку – грецкий орех, как кулон. Когда я узнала, что там проводятся мастер-классы, я сразу согласилась и с первого занятия я «попала». У меня нетипичный путь в керамике. Обычно все начинают с более простых масс, с простых форм, так как фарфор капризный материал и с ним работать непросто. Но меня он впечатлил сразу.

Как ты думаешь, фарфор помогает понять себя? Увидеть с другой стороны?

Да, очень. Если к нему относиться нетрадиционно. Долгое время я пыталась его «победить», чтобы он сделал то, что я хочу. Чтобы чашечка была круглая, ровная, ручка на месте. Это глубокое погружение в технику и отдельный опыт, который мне многое дал. Однако, это не сильно развивает образность. Только год назад, во время карантина, у меня появилось время для моих идей, и я стала смотреть на фарфор по-иному. В нём столько глубины и характера. Он не подчинённый материал и может стать твоим другом и соратником. Это как с человеком, если ты хочешь узнать его поглубже, вы оба открываетесь с новых стороны.

Насколько важно иметь отдельное рабочее пространство? Какая должна быть атмосфера?

Очень важно. Люблю, чтобы никого не было. Я рада, что у меня есть своя студия, она небольшая, светлая, с высоким потолком, в старинном дореволюционном здании. Там я принадлежу сама себе. Я там одна – это главное.

Атмосфера – я не особо на этом зациклена. Я восторгаюсь теми, кто создает место под себя, но сама больше подстраиваюсь под пространство. Для меня важнее мои мудборды. Обычно что-то распечатываю, вырезаю, пишу разные мысли. Всё, что меня вдохновляет или как-то зацепило - размещаю на пробковых досках. Так приходят новые мысли.

Как ты выстраиваешь свой рабочий процесс? Есть ли чёткий график или ты находишься в потоке?

Чаще всего я прихожу в студию с какой-то задачей. Какого-то четкого графика не существует, если я хочу сделать что-то новое, что ещё никак не оформилось, то бывает, сижу до ночи. Впадаю в состояние потока, потому что идёт мысль и оторваться невозможно. Это неостановимый процесс. Это, конечно, зависит от технологии работы с фарфором. С ним лучше и легче работать, пока материал влажный.

Происходит ли выгорание, когда нет разделения между работой и личной жизнью? Если да, то как восстанавливаешься?

Личная жизнь у меня отдельно, работа отдельно. Я закрыла дверь мастерской и всё - я дома, где я мама, жена. Я стараюсь разделять эти процессы. Выгорание в творческом плане, конечно, же происходит. В такие моменты, я пониманию, что нужно переключиться. Всё бросаю и иду гулять без цели. Я вообще люблю ходить пешком - выбираю маршрут такой, чтобы можно было идти, например, до магазина, час. Ещё дают перезагрузиться поездки куда-либо, смена обстановки. Путешествия – это то, что помогает проветрить голову.

Самое яркое воспоминание, связанное с искусством?

Будете смеяться, но на даче у нас был самый обычный уличный туалет, и мама вешала внутри вырезки из газеты «Огонек». Там висели все «Мадонны», которые можно было рассмотреть в деталях в спокойной обстановке (смеются).

А если серьёзно, то, когда я училась в школе, по выходным нас водили в Пушкинский. Я тогда зачитывалась мифами Древней Греции и настоящие барельефы с сюжетами произвели на меня тогда сильное впечатление.

Есть ли в твоей семье традиции? Если да, то какие?

С родителями мы часто куда-нибудь выезжали. Это были поездки в Подмосковье, в какой-нибудь город на выходные. У нас не было машины, поэтому путь был непростой: электрички, автобусы. Но родители как-то умели выбрать интересный город, показать его особенности. Я обожала эти поездки. Сейчас уже со своими детьми путешествия остаются важной традицией для нас. Но чаще мы собираемся вместе чтобы поиграть. Это могут быть настольные игры или же каждый год мы участвуем в квесте по городскому ориентированию «Бегущий город». Это игра-прогулка, где необходимо отвечать на вопросы и шаг за шагом приближаться к разгадке.

Как часто ты слышишь фразу «Я тоже так могу»?

Бывает, но не по отношению к моим предметам. Я бы не взяла на себя смелость так сказать про работы другого художника. Когда ты знаешь, как выстраивается творческий процесс, понимаешь, что человек вложил, никогда так не скажешь. Тут, наверно, ярким примером, будет Сай Твомбли. Многие говорят, что их дети тоже так могут, но если вникнуть в его творчество, то понимаешь, что не всё так просто. Мне кажется, это зависит от уровня насмотрености человека.

Кто из художников тебя вдохновляют?

На самом деле – многие, но, пожалуй, выделю свои «маяки». Это скульптор Кейт МакДауэлл (Kate MacDowell), её работы привлекают внимание как минимум по двум причинам: они сделаны из фарфора, и посвящены тематики единения человека и природы. Ещё Бет Катлеман (Beth Katleman), известная своей фарфоровой скульптурой, отлитой из найденных предметов. Она сочетает декоративные элементы, такие как украшения в стиле рококо и декорации обоев XIX века с сатирическими отсылками к культуре потребления, сказкам и так далее. Кроме того, я в полном восторге от работ художника по стеклу - Марии Кошенковой.
Твой любимый цвет?

Монохром. Я бы даже сказала, что белый – мой фаворит. В нем столько оттенков, глубины, что не передать словами.

Если бы ты могла проснуться завтра, обладая каким-то умением или способностью, что бы это было?

Музыка. Это, пожалуй, мой самый большой пробел. Я бы хотела играть на каком-нибудь инструменте. Такой, знаете, незакрытый гештальт (смеётся).

Чем сейчас занимаешься?

Я в поиске новых форм и смыслов. Я в некотором смысле рада, что случился карантин, так как у меня появилось время подумать, уделить время своим идеям. Уйти от функциональных предметов и посвятить себя творчеству. Я на пороге большого проекта и это очень волнует меня.

ПОДЕЛИТЬСЯ: